Размер шрифта:
Цвет сайта:
84-й театральный сезон

Режиссер Наталия Степаненко о любви к театру кукол

06 декабря 2021
Нашему театру уже посчастливилось работать с Наталией Степаненко , она — режиссер интернет-мюзикла «Есть ли жизнь в offline?». 11 декабря состоится премьера музыкальной сказки о всемогущей детской фантазии в ее постановке «Мой снежный друг». Пока Наталия в Красноярске работает над спектаклем, мы воспользовались возможностью лично с ней пообщаться и задать несколько волнующих вопросов. Наталия заражает искренним интересом к искусству театра кукол. После ее слов хочется немедленно посмотреть спектакль, чтобы тоже прочувствовать эту магию! Делимся с вами отрывком душевной беседы с режиссером:

В свое время я не поступила на драму, когда училась на актрису, как многие, как все. Потому что мы не очень понимаем, куда мы идем. Но в первом семестре обучения я поняла насколько это магический жанр…

Я много раз замечала, что куклы имеют прямое воздействие на подсознание, почти как музыка. В них есть какая-то сакральная сила, которой не обладает человек. От людей у тебя есть защита. Пока человек до тебя «доковыряется», нужно время — пробить защиту не так просто.

У куклы (я не знаю, как они это делают) воздействие идет напрямую. Вот тебе 60 лет – тебе не 60, тебе 4! Хотите или нет, но вы не сможете от куклы выстроить защиту. Не получится! В ритуалах почему раньше кукол использовали? Именно поэтому – человек ее наделяет свойствами, от которых нет защиты.

Я много раз замечала. У меня была такая кукла (и есть) – маленький белый медвежонок. Когда училась, я ее придумала и сделала с ней интерактивный клоунский номер. Подошла с куклой к взрослому солидному человеку в костюме и галстуке, говорю: «Давайте ладошку». Он мне дает ладошку, а к нему залезает белый медвежонок, а у него слезы катятся по усам. Что там такое пробуждается я не знаю, но когда увидела это на третьем курсе, я поняла, что никогда в жизни такого воздействия, какой бы красивой, умной, талантливой я не была, я не добьюсь. А медвежонок только на руку сел и человек захлюпал. Потому что он встретился здесь и сейчас со своим внутренним ребенком, перед безграничной любовью которого он беззащитен. Говорят, если люди на дельфинов смотрят и плачут, то у них душа очищается. Вот у кукол примерно тот же эффект. И у меня, как мне кажется, получается эти струны найти и даже не дергать за них, а просто найти правильную интонацию, чтобы душа очищалась.

Или юмор. Может быть очень смешной артист, но кукла всегда смешнее. Первый раз, увидев Петрушек Толи Архипова, я хохотала животным хохотом. Я не знала, что умею так хохотать, я никогда ни над одной комедией так не хохотала.

Я поняла, что я всю жизнь готова на это потратить, чтобы исследовать этот бездонный мир. Без границ вообще! Границ нет, дна нет, потолка нет! Я никогда никуда не уйду, потому что это Вселенная. И выразительных средств у меня раз в 300 больше, чем у любого драматического режиссера. Я в этом не ограничена вообще, мои мысли абсолютно свободны.

И это – богатство, огромное богатство!

Да, это сложно, да, это куча ограничений, да, это дорого, но я готова тратить на это деньги, время, силы, мозги закручивать против резьбы, для того, чтобы получалось. Потому что я знаю эффект, я это чувствовала много раз, когда зрители недоумевают: «Как?! Почему?!».

 

Упомянутые спектакли